Форум Москвы
Городской форум Москвы для москвичей и гостей столицы России.

 
Вернуться   Форум Москвы > Форум Москвы > Политика и Экономика

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра

Старый 14.10.2018, 22:12
  #1  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию Русские пахали на народы окраин Российской Империи и СССР

Про то, что народы Российской Империи, а затем СССР не строили вместе страну. На 90% страну строили русские и ещё власть заставляла их отдавать часть своих денег на развитие этих народов

[img]*********preview.ibb.co/cs02bp/kartinka_1516650365.jpg[/img]

РУССКИЕ ВО ВРЕМЕНА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ПАХАЛИ НА НАРОДЫ ОКРАИН СТРАНЫ

Председатель Совнаркома СССР и РСФСР А. И. Рыков так характеризовал отношение царской России к малым народам: «Колониальная политика, например Великобритании, заключается в развитии метрополии за счёт колоний, а у нас — колоний за счёт метрополии».

Историк Б. Н. Миронов убедительно показал, что правительство дореволюционной России «с помощью налоговой системы намеренно поддерживало такое положение в империи, чтобы материальный уровень жизни нерусских, проживающих в национальных окраинах, был выше, чем собственно русских, нерусские народы всегда платили меньшие налоги и пользовались льготами».

Виктор Имантович Алкснис: "Я человек с имперским мышлением. Уточняю - с российским имперским мышлением. Убежден, Россия это уникальная империя. При этом далек от мысли, что процесс вхождения в состав России многих территорий был безболезненным, без жертв и крови. Но…
С трудом могу представить ситуацию, когда Великобритания вкладывала бы в развитие Индии больше средств, чем выкачивала из нее. А ведь Россия в сходной ситуации на протяжении сотен лет занималась именно этим.
С трудом могу представить ситуацию, когда британские ученые стали бы разрабатывать письменность для якутов или чукчей. А ведь русские занимались и этим. И попутно строили заводы и университеты, картинные галереи,библиотеки а также театры оперы и балета. Которые, сегодня в отдельных бывших союзных республиках в Средней Азии закрывают, как противоречащие национальному самосознанию.
Я –латыш. И я знаю, что если бы не русские, то сегодня бы латышской нации не существовало бы. Именно русские в силу своей «русскости» после победы в Северной войне в 1721 году вместо геноцида или ассимиляции, начали отправлять крестьянских детей латышских племен (подчеркиваю – не нации, а именно племен) в лучшие российские вузы. Именно русские издали первую газету на латышском языке в 1861 году в Санкт-Петербурге . Именно русские открыли первый театр и первую картинную галерею в Риге. Именно русские открыли первое в Латвии высшее учебное заведение – Рижский политехнический институт. Именно русские превратили Латвию в индустриальную территорию. И именно русские к середине 19 века создали латышскую нацию, многие представители которой сегодня пытаются изгнать русских из Латвии или, в крайнем случае, запретить им говорить или получать образование на русском языке."


ДОТАЦИИ КАВКАЗУ.

Кавказ, Закавказье и Средняя Азия существовали за счет постоянных дотаций из великорусского Центра. В русской прессе писали, что политика империи на Востоке есть «политика самопожертвования, более тратящая на покоренных, чем приобретающая от них». В 1890-х годах государство тратило на Кавказ до 45 млн руб. в год, а получало только 18 млн: естественно, дефицит в 27 млн покрывала Великороссия. В 1913 году расходы российской казны в Тифлисской губернии (Грузии) и Закатальском округе превышали получаемые казной доходы на 40 млн руб., то есть на сумму большую, чем все расходы на высшее и среднее образование по смете Министерства просвещения. В рапорте управляющего Бакинской казенной палатой А.А. Пушкарева (начало 80-х годов) говорится: «Несравненно богатейшие жители Закавказского края по сравнению с какой-нибудь Новгородской или Псковской губерниями, жители которых едят хлеб с мякиной, платят вчетверо меньше, в то время как голодный мужик северных губерний обязывается платить за богатых жителей Закавказья все не покрываемые местными доходами потребности по смете гражданского управления, не считая военной».

ДОТАЦИИ НАРОДАМ СРЕДНЕЙ АЗИИ.

С 1868-го по 1881 год из Туркестана (Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан) в Государственное казначейство поступило около 54,7 млн рублей дохода, а израсходовано на него — 140,6 млн, то есть почти в три раза больше. Разницу, как говорилось в отчете ревизии 1882-1883 годов, Туркестанский край «изъял» за «счет податных сил русского народа». В 1879 году полковник А.Н. Куропаткин (будущий министр) сообщал в отчете Военному министерству: «Оседлое население Туркестанского края по своему экономическому положению стоит в значительно лучших условиях, чем земледельческое население России, но участвует в платеже всех прямых и в особенности косвенных сборов в гораздо слабейшей пропорции, чем русское население». Только начиная с 1906 года доходы казны от Туркестана стали превышать расходы (22,2 и 18,8 млн руб. соответственно). Но и в 1912 году главноуправляющий землеустройством и земледелием А.В. Кривошеин писал, что если сопоставить данные об этих доходах с количеством земли, земельной площади и ее ценностью на других окраинах империи, «то окажется, что Туркестан дает казне, относительно, вчетверо менее других частей Государства».

ДОТАЦИИ РАЗНЫМ НАРОДАМ (ПОЛЯКИ, ПРИБАЛТЫ, КАВКАЗЦЫ) И КОРЕННЫМ НАРОДАМ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ РОССИИ.

В 1868—1871 годах русские центральные земледельческие районы, приносившие 10,39% дохода, расходовали только 4,6% от общего бюджета, а в 1879—1881 годах показатели доходов и расходов были 11,1 и 5,42% соответственно. Центральный промышленный район давал бюджету в 1868—1871 годах 6,2% дохода, а расходов на него приходилось 3,3%, в 1879—1881 годах эти показатели составляли 6,34 и 2,83%. Получалось, что в среднем на душу населения в губерниях Европейской России приходилось в 1,3 раза больше прямых податей, чем в Польше; в 1,6 больше, чем в Прибалтике; почти в два раза больше, чем в Средней Азии; в 2,6 раза больше, чем в Закавказье. Коренное население Сибири платило государству в 2-10 раз меньше, чем русские крестьяне в тех же регионах. По некоторым подсчетам, население окраин ежегодно «обогащалось» в среднем на сумму от 12 до 22 рублей на одну душу мужского пола. В среднем налогообложение великорусских губерний в сравнении с национальными окраинами в конце XIX века было больше на 59%. «Казна больше берет с населения [Центра], чем дает ему», — признавал в начале XX столетия крупный чиновник Министерства финансов П.Х. Шванебах.

ВЫВОДЫ ПРО ПРОВОДИМУЮ ПОЛИТИКУ РУКОВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. В ОКРАИНЫ ИМПЕРИИ ВКЛАДЫВАЛИ, А САМ ЦЕНТР ИМПЕРИИ ОСКУДНИВАЛ.


«Оскудение центра» было одной из центральных тем русской публицистики конца XIX — начала XX века. В.В. Розанов в 1896 году возмущался: «Ничего нет более поразительного, как впечатление, переживаемое невольно всяким, кто из центральной России приезжает на окраину: кажется, из старого, запущенного, дичающего сада он въезжает в тщательно возделанную, заботливо взращиваемую всеми средствами науки и техники оранжерею. Калужская, Тульская, Рязанская, Костромская губернии — и вся центральная Русь напоминает какое-то заброшенное старье, какой-то старый чулан со всяким историческим хламом, отупевшие обыватели которого живут и могут жить без всякого света, почти без воздуха… Можно подумать, что „империя“ перестает быть русской, что не центр подчинил себе окраины, разросся до теперешних границ, но, напротив, окраины срастаются между собою, захлестывая, заливая собою центр, подчиняя его нужды господству своих нужд, его вкусы, позывы, взгляды — своим взглядам, позывам, вкусам… Русские в России — это какие-то израильтяне в Египте, от которых хотят и не умеют избавиться, „исхода“ которых ожидают, — а пока он не совершился, на них возлагают все тяжести и уплачивают за труд ударами бича».
Г. П. Федотов, уже будучи в эмиграции, констатировал: "Великороссия хирела, отдавая свою кровь окраинам, которые воображают теперь, что она их эксплуатировала". Современные историки в этой связи недвусмысленно говорят о «привилегированной периферии и дискриминированном центре».
Русские не только не были доминирующей этнической группой в Российской империи, но, напротив, одной из самых ущемленных. Получалось, что быть русским — невыгодно. Разумеется, речь идет не о дворянстве, верхушке духовенства или буржуазии (вкупе они составляли не более 2% русского этноса), а прежде всего о крестьянстве (90%). Система льгот, с помощью которых самодержавие стремилось привязать к себе новые территориальные приобретения, впервые опробованная на Украине при Алексее Михайловиче, выстроилась, таким образом, в систему нещадной эксплуатации русского большинства империи.
А.А. Половцов в дневнике от 30 апреля 1901 года рассказывает об обсуждении в Госсовете следующего вопроса: «Забайкальский генерал-губернатор представлял о том, что по существующему для бурят порядку они не могут быть подвергаемы своим начальством телесному наказанию, тогда как находящиеся в той же местности русские переселенцы подвергаются телесному наказанию по приговору своих волостных судов».
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:13
  #2  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

ДИСКРИМИНАЦИЯ РУССКИХ В ИМПЕРИИ.

Вполне можно говорить и о культурно-символической дискриминации русского неевропеизированного большинства. Его культура, быт, внешний облик воспринимались вестернизированной элитой (по крайней мере, до середины XIX века) как проявление дикости, отсталости, невежества и т. д. В конце 1820-х годов полиция могла вывести из столичного театра русского купца просто из-за его бороды (случай, упомянутый в переписке А.Я. и К.Я. Булгаковых), и даже в 1870-х годах вход в петербургский Таврический сад украшала надпись: «Вход воспрещается лицам в русском платье». Представителей образованного класса, носивших «русское платье», подозревали в неблагонадежном образе мысли, в 1859 году за это был арестован и выслан из Черниговской губернии в Петрозаводск под надзор полиции фольклорист П.Н. Рыбников. Один из мемуаристов пишет, что когда Рыбникова доставили по месту назначения «в том самом костюме, который „повлек за собою важные неудобства“», то «этот костюм привел в ужас весь чиновничий мир» города: «На молодого человека пальцами показывали на улицах, чиновники нарочно ходили смотреть на него, а чиновницы пугали им малых детей». А.Н. Энгельгардт в 1874 году выражал надежду, что на «русский костюм» «начальство, наконец, перестанет… коситься».

ПРАВА НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ

П.А. Вяземский саркастически заметил в записной книжке 1830 года: «Россия была в древности Варяжская колония, а ныне немецкая, в коей главные города Петербург и Сарепта [немецкая колония на Волге, в которой жителям были предоставлены огромные привилегии]. Дела в ней делаются по-немецки, в высших званиях говорят по-французски, но деньги везде употребляются русские. Русский же язык и русские руки служат только для черных работ». Причем некоторые окраины империи как раз не управлялись как колонии (Финляндия, да и, в общем, Польша); некоторые — управлялись как колонии местными элитами, но империя к этому фактически не имела отношения (Остзейский край); большинство окраин считалось колониями, но колониальные практики реализовывались в них не слишком интенсивно и эффективно (Кавказ, Закавказье, Средняя Азия). Наиболее же полно колониализм осуществлялся именно в русской России. Возникает вопрос: а где метрополия у этой колонии? В данном случае перед нами пример т.н. «внутреннего колониализма», о котором применительно к России не так давно написал книгу Александр Эткинд. Метрополия здесь находится не «вне», а «внутри». И колонизаторы — не чуждый этнос, а привилегированный социальный слой.
В конце 1850-х годов польское шляхетство составляло более половины всего потомственного российского дворянства. Даже в 1897 году, во время переписи населения, после десятилетий планомерной правительственной политики деклассирования безземельных шляхтичей, польский язык назвали родным около трети потомственных дворян империи. Польские фамилии заканчиваются на -ски, а на русский лад на -ский. Поляки играли заметную роль не только в администрации западных окраин, но и в высшей бюрократии: в 50-х годах их доля среди чиновников центрального аппарата достигала 6%. Многие русские аристократы (а иногда и особы царствующего Дома) были связаны с польской шляхтой семейными или романтическими узами. Но антироссийское восстание 1830 года поставило польскому влиянию жесткий предел, а мятеж 1863 года весьма значительно его подорвал.


Украинцы.
Украина стала первой окраиной Российского государствеа имевшая привилегии. У yкpаинцев почти не было селького хозяйства и было очень мало ремёсел.
Жан-Бенуа Шерер в свое книге "Аннали Малоросії, або Історія запорозьких і українських козаків" (1788) писал:
«Когда все жители Малороссии пользовались наибольшим свободой. Если кому-то не нравилась жизнь на земле одного господина, он оставлял ее и переходил на землю другого. Приказу императрицы Екатерины II это было запрещено. Теперь, когда кто-нибудь недоволен своим господином, он может пожаловаться на него судьи. К несчастью для этого крестьянина, процесс тянется без конца или же его наконец отсылают к его господина, добавив к этому приговора несколько ударов кием.
Жители малoрoссии в прoшлoм не oблагались налoгами. Царствующих императрица, чтобы не раздражать их подушевым налогом, приказала собирать ежегодно по рублю от каждого дома. Сейчас же, несмотря на свои привилегии, они обязаны платить подушную, как крестьяне Великороссии. Oни так возненавидели этот налог, тысячи казаков бежали в Польшу.»
Иогaнн-Готтгильф Фоккеродт - Россия При Петре Великом (1693-1756) писал про украинцев:
«Скотоводствa у них мaло, хлебопaшествa еще меньше, живут большею чaстью добычей, кaкую сделaют в нaбегaх.»
Альберто Вимин в сво "Донесение о козаках и Б. Хмельницком" 1656 г.:
«Не имеется других ремесл, кроме столярного, седельного, плотницкого и сапожного, хотя большею частью сапоги употребляются с подошвами из лубка и кожи, сшитых дратвою. Одежу изготовляют из конопли и грубой шерсти, которую расчесывают, деревянными гребнями.»
При присоединении Украины к России, власть стала заставлять русских отдавать украинцам всё то, чего им недоставало.


Немцы.
Немцы (как прибалтийские, так и подданные других государств, находящиеся на русской службе или владеющие какой-либо собственностью в российских пределах), напротив, будучи количественно немногочисленными (2-3% дворянства империи), играли непропорционально высокую роль в управлении последней, сохраняя за собой весь описываемый период в среднем около 20% высших постов в государственном аппарате, армии, при дворе. Благожелательное покровительство верховной власти, за исключением времени Александра III, по отношению к ним было практически неизменным. И причины этого вполне понятны. Остзейское дворянство стало следующей после малороссийского духовенства этнокорпорацией, на которую самодержавие могло опереться для сохранения своей «надзаконности» и «автосубъектности». Ощущавших себя чуждыми русскому большинству немцев волновали не проблемы политического ограничения русской монархии, а собственные привилегии, которые последняя стабильно подтверждала.
«Русские дворяне служат государству, немецкие — нам», — с замечательной точностью сформулировал суть дела государь Николай Павлович. «Я не сомневаюсь… — писал Фридрих II в 1762 году Петру III, собиравшемуся на войну с Данией, — что вы оставите в России верных надсмотрщиков, на которых можете положиться, голштинцев или ливонцев, которые зорко будут за всем наблюдать и предупреждать малейшее движение». Защитник остзейских интересов (и, несмотря на польское происхождение, лифляндский помещик) Ф.В. Булгарин в донесении в III Отделение (1827) так описывал данную ситуацию: «Остзейцы вообще не любят русской нации — это дело неоспоримое. Одна мысль, что они будут когда-то зависеть от русских, приводит их в трепет… По сей же причине они чрезвычайно привязаны к престолу, который всегда отличает остзейцев, щедро вознаграждает их усердную службу и облекает доверенностью. Остзейцы уверены, что собственное их благо зависит от блага царствующей фамилии и что они общими силами должны защищать Престол от всяких покушений на его права. Остзейцы почитают себя гвардией, охраняющей трон, от которого происходит все их благоденствие и с которым соединены все их надежды на будущее время».
Комментируя немецкий вопрос в одном из писем 1864 года, Ю.Ф. Самарин предложил такой мысленный эксперимент: «…вообразим группу ирландцев, представляющих Англию в Париже, Вене, Берлине и Петербурге, командующих, по меньшей мере, половиной английских полков, занимающих треть важнейших должностей во всех сферах общественного назначения, склоняющих короля внушать чистокровным англичанам, что напрасно они считают себя созидателями и хозяевами Британской империи и что, прежде всего, в Ирландии, Индии, Австралии англичанин — всего-навсего иностранец. Добавим, чтобы заставить себя слушать, те же самые ирландцы не забывают намекать властям, что чем меньше дорожишь страной, тем больше чувствуешь свою пригодность к служению династии вопреки всему на свете. Что на этот счет могут думать англичане?»
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:13
  #3  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

Средняя Азия.
Среднеазиатские Хива и Бухара входили в состав Империи как самостоятельные во внутреннем управлении. Прочие азиатские, северокавказские и даже малые кочевые народы также имели самоуправление с сохранением своих обычаев. Например, на Кавказе оно основывалось на положениях «О кавказском горском управлении» (1856) и «О кавказском военно-народном управлении» (1880); у казахов-киргизов оно регулировалось «Степным уложением» (1891), у бурятов, якутов и других сибирских народностей с 1822 года существовали степные думы. Что же касается прибалтийских народов, то они были слишком малочисленны и неоднородны для самостоятельной государственности (немецкое влияние долгое время преобладало там в администрации и системе образования).


Финны.
Великое Княжество Финляндское: создание Финляндия вошла в состав Российской империи с сохранением всех возможных прав и свобод, существовавших до этого. Это декларировал лично Александр I: и в самом начале войны, и затем на сейме в Борго (шведское название города Порвоо, где снимался фильм «За спичками») еще до формального окончания войны со Швецией. Таким образом, в Финляндии сохранился основной шведский свод законов - Общее Уложение Шведского Королевства. Законодательным органом власти и верховным судебным органом Финляндии стал независимый от петербургской бюрократии Правительственный Совет, позже - Императорский финляндский Сенат, который проводил заседания на шведском языке. Главным законодательным органом был формально Сейм, но он стал активно действовать только с середины XIX века. Генералы-губернаторы были предельно номинальными до конца XIX века. Александр I управлял княжеством лично через специальный комитет, позже преобразованный в статс-секретариат, во главе которого стояли финны. Столица была перенесена в 1812 году из Турку (ранее шведского Або) в Гельсингфорс (Хельсинки). Крестьяне в Финляндии еще до присоединения к России жили, по выражению князя Вяземского, "весьма изрядно", лучше, чем российские и даже продавали хлеб в Швецию. Благодаря тому, что Великое Княжество Финляндское ничего не платило в казну Российской Империи, благосостояние народа там, конечно, существенно улучшилось. Туда большим потоком пошли крестьяне-ходоки из близлежащих губерний: и русские, и финны. Многие стремились уйти в Финляндию на ПМЖ. Коробейников в Финляндии недоолюбливали, деревенский полицейский мог их задержать без повода. Есть свидетельства очевидцев того, что когда коробейники решили убежать, полицейский кричал: "Убивайте проклятых русских, вам ничего не будет!". Мужики также отправились в Финляндию на заработки: на фабрики, рудники, вырубку леса, часто нанимались на сельхозработы. Как писал исследователь русского Севера Бубновский, "Настоящая житница Карелии и ее золотое дно - это Финляндия".
«Без ложного стыда, — писал Куропаткин, — мы должны признать, что Финляндия в течение XIX столетия, хотя в значительной степени за счет платежных сил и средств русского населения, стала культурнее многих русских губерний». Порядки, существующие в остальной России, признавал председатель Комитета министров в 1890-х годах Н.Х. Бунге, «во многом отстают от тех начал, которые обусловливают гражданственность и внутреннее благоустройство Финляндии». Старая Финляндия и новая Финляндия Этот эпизод в истории Великого Княжества Финляндского показывает, насколько разным было устройство присоединенной территории и граничащих с ней российских земель. В 1811 году Александр I присоединил так называемую Старую Финляндию - Финляндскую губернию – земли, завоеванные у Швеции в предыдущих войнах – к новому княжеству. Но возникли правовые казусы. В шведском законодательстве не было крепостного права, крестьяне были арендаторами с широкими правами на землю, а в Финляндской губернии уже воцарились имперские порядки – земли принадлежали российским помещикам. Включение старой Финляндии в княжество из-за этого сопровождалось конфликтами, причем такими острыми, что Сейм даже предложил в 1822 году отказаться от затеи. Однако на территории губернии все-таки ввели законы княжества. Крестьяне не хотели становиться свободными арендаторами в Финляндии. В ряде волостей даже вспыхнули бунты. Только к 1837 году те крестьяне, которые не стали подписывать арендный договор, были выселены с бывших земель. В 1826 году в Гельсингфорсском университете начали преподавать финский. В эти же годы расцветает финская литература. Несколько реакционных лет после европейских революций 1848 года финский язык был де-юре запрещен, но запрет почти не действовал, а в 1860-ом он был снят. По мере культурного возрождения финнов растет и национально-освободительное движение – за создание собственного государства. Беспредельная автономия Примеров, которые подтверждают данное определение, масса: автономная правовая система и свое законодательное собрание – Сейм (который собирался раз в пять лет, а с 1885 года – раз в три года, при этом получил право законодательной инициативы), а также отдельное армейское законодательство - там не брали рекрутов, зато у финнов была своя армия. Историки и правоведы выделяют еще целый ряд признаков суверенитета Финляндии: отдельное гражданство, которое остальные жители империи не могли получить; ограничение русских в имущественных правах – недвижимое имущество в княжестве было купить крайне сложно; отдельная религия (православные не могли преподавать историю); собственная почта, таможня, банк и финансовая система. На тот период такие права автономии присоединенной территории были невиданными. Финны на службе императора Что касается возможностей для финнов в России, то уже к моменту присоединения в российской армии действовал финляндский полк, который в 1811 году стал Императорским лейб-гвардии гвардейским полком, очень заслуженным. Он состоял, конечно, из представителей так называемой "Старой Финляндии", но и новые финны могли строить карьеру в Империи. Достаточно вспомнить Маннергейма, который ради военного образования выучил русский язык и сделал блестящую карьеру. Таких финских военных было немало.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:14
  #4  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

В личном составе финляндского полка было столько офицеров и унтер-офицеров, что последних ставили в строй, как солдат. Ограничение автономии и русификация: неудачная попытка Этот период связан с работой на посту финляндского генерал-губернатора Николая Бобрикова. Он подал Николаю II записку о том, как поменять порядки в слишком уж «суверенной» автономии. Царь издал манифест, в котором напомнил финнам, что вообще-то они входят в Российскую Империю, и то, что им сохранили внутренние законы, «соответствующие бытовым условиям страны», не значит, что они не должны жить по общим законам. Бобриков начал реформы с введения общей воинской повинности в Финляндии – так, чтобы финны служили за пределами страны, как все подданные, Сейм выступил против. Тогда император решил вопрос единолично, еще раз напомнив о том, что Финляндия подчиняется генерал-губернатору, который проводит там политику империи. Сейм назвал такое положение дел неконституционным. Тогда были изданы «Основные положения о составлении законов» для Великого Княжества Финляндского, по которым Сейм и прочие структуры княжества имели в законотворчестве лишь совещательную роль. В 1900 году русский язык был введен в делопроизводство, а общественные собрания были поставлены под контроль генерал-губернатора. В итоге в 1904 году Бобрикова убил сын финляндского сенатора Эйген Шауман. Так закончилась попытка «прибрать к рукам» территорию. Великое Княжество Финляндское в начале XX века Пользуясь случаем Сейм кардинально модернизировал правовую систему Финляндии – четырехсословная система была заменена на однопалатный парламент. Принятый в 1906 году закон о выборах устанавливал всеобщее избирательное право и впервые в Европе давал избирательные права женщинам. Несмотря на такую демократизацию, подданные империи и православные были поражены в Финляндии в правах. Это самоуправство попытался исправить Столыпин, издав закон, еще раз провозглашавший, что Сейм по всем вопросам, в том числе и внутренним, имеет только совещательный голос. Впрочем, закон этот остался на бумаге. В 1913 году были приняты законы, которые позволяли брать деньги из казны Великого Княжества Финляндского на нужды обороны, а также о равноправии русских граждан в Финляндии. Спустя сто лет после завоевания Финляндии все подданные империи наконец-то приравнивались в правах на территории княжества, но этим политика «центра» практически и закончилась – далее война и революция. 6 декабря 1917 года Финляндия провозгласила независимость. Русских в Финляндии проживало всего 0,2% (самая малая доля русских в империи). Православным в Финляндии запрещалось преподавать историю, в то время как финны могли занимать любые должности на территории всей империи. «В настоящее время, — констатировал в 1890 году журналист К.А. Скальковский, — только в двух пунктах еще и сохранилась связь России с Финляндией, кроме, конечно, династического единения, — это то, что финляндские суда плавают под русским коммерческим флагом… и то, что телеграфы в Финляндии подчинены нашему Министерству Внутренних Дел». В конце XIX века нахождение русских войск в княжестве, не оплачиваемое местными жителями, ежегодно приносило казне 2,5 млн руб. чистого убытка. «Без ложного стыда, — писал Куропаткин, — мы должны признать, что Финляндия в течение XIX столетия, хотя в значительной степени за счет платежных сил и средств русского населения, стала культурнее многих русских губерний». Порядки, существующие в остальной России, признавал председатель Комитета министров в 1890-х годах Н.Х. Бунге, «во многом отстают от тех начал, которые обусловливают гражданственность и внутреннее благоустройство Финляндии». [u]Финские товары продавались в остальной России беспошлинно, а русские товары в княжестве пошлиной облагалась; импорт германских зерновых составлял в Финляндии 58%, а российских — только 36%.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:15
  #5  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

Поляки.

Польские территории, после вхождения в состав Российской Империи, стали постоянным источником нестабильности для российских властей. Император Александр, дав после Венского конгресса в 1815 года, Царству Польскому значительную автономию. Совершил большую ошибку. Царство Польское получило конституцию раньше, чем Россия. Было учреждено особое польское войско и сейм. В Польше широко развивали высшее и среднее образования, пополняя ряды врагов Российской Империи представителями польской интеллигенции. Либеральное отношение к полякам позволило возникнуть и укрепить как легальной, так и тайной оппозиции, которая мечтала не только о широкой автономии и независимости, но и о восстановлении польского государства в прежних его пределах, от моря до моря, с включением литовских, белорусских, малорусских и великорусских земель. Царство Польское за годы нахождения в Российской Империи благоденствовало, росло население, быстрыми темпами развивались культура и экономика. Польское население жило в более свободных условиях, чем население других имперских территорий.
Результатом стало польское восстание 1830—1831 годах. Николай I не стал церемониться с поляками и «завинтил гайки». Жесткий режим наместника князя Паскевича не допускал серьёзных осложнений в Царстве Польском. Устремления к независимости раздувались из-за границы, куда выехали главные деятели восстания: князь Адам Чарторыйский, Лелевель и другие. Ситуация стала осложняться во время Крымской войны, когда западные державы стали более заинтересованы в польских сепаратистах. Однако во время самой войны вызвать восстание не удалось.
Император Александр II смягчил режим, что вызвало необоснованные надежды у поляков. Молодежь была вдохновлена объединение Италии и либеральными реформами в Австрии. Многие, начитавшись Герцена и Бакунина, полагали, что Российская Империя накануне революции, толчком к которой может стать польское восстание. Кроме того, польские сепаратисты надеялись на поддержку тогдашнего «мирового сообщества». В частности, большие надежды возлагались на Наполеона III, который объявил о том, что желает видеть идею национальности руководящим международным принципом. К тому же ослаб контроль со стороны имперских наместников, после Паскевича, в Польшу назначались слабые управленцы — князь Горчаков, Сухозанет, граф Ламберт.
В Царстве Польском начались манифестации и разного рода акции по всякому важному поводу из польской истории. Так, значительная демонстрация произошла 29 ноября 1860 года в годовщину Восстания 1830 года. Польские студенты и городская беднота совершали акты вандализма на православных кладбищах. С магазинов срывали русские вывески, на русских жителей посыпались письменные и устные угрозы. Дошло до того, что осенью, оскорблению был подвергнут сам русский государь. В театре в императорской ложе был испорчен бархат, а во время торжественного представления разлили вонючую жидкость. Волнения продолжались и после отъезда императора. Александр II потребовал ужесточить меры и ввести военное положение, но Горчаков уговорил его этого не делать, думая успокоить поляков уступками. В годовщину смерти Тадеуша Костюшко в 1861 году костелы наполнились молящимися, певшими патриотические гимны. Это вызвало столкновение с войсками. Появились первые жертвы.
Российское правительство только усугубило ситуацию, решив пойти навстречу польским требованиям. 26 марта 1861 года вышел указ о восстановлении государственного совета, учреждены губернские, уездные и городские советы, решено открыть высшие учебные заведения и реформировать средние школы. Итогом реформирования стало предоставление Царству Польскому полной автономии. Государь назначил наместником своего либерально настроенного брата, великого князя Константина Николаевича, Велёпольский стал его помощником по гражданским делам, барон Рамзай — командующим войсками. Однако уже и эти значительные уступки не успокоили аппетит оппозиции. «Белые» — умеренная оппозиция, требовали соединения всех земель Речи Посполитой в одно целое с конституционным устройством. «Красные» — радикал-демократы, шли дальше и требовали полной независимости, перейдя к актам террора. За время революционного террора было произведено до 5 тысяч политических убийств, множество людей были ранены. В июне 1862 года было совершено покушение на наместника Лидерса. Во время прогулки в парке, неизвестный выстрелил в него сзади из пистолета. Пуля пробила генералу шею, челюсть и щеку, но Лидерс выжил. Покушались и на Константина Николаевича, он получил лёгкое ранение. Дважды пытались убить и главного реформатора Велёпольского.
Подготовка к восстанию шла весьма энергично, чему способствовали неразумные действия правительства Александра II. Центральные власти сделали буквально всё, чтобы «помочь» польским сепаратистам. Так, по ещё случаю коронации из Сибири были возвращены в Царство Польское ссыльные поляки, в том числе участники восстания 1830-1831 г. Естественно, что большинство этих лиц пополнили и усилили ряды заговорщиков. Одновременно правительство заменило твердых управленцев в Варшаве, Киеве и Вильне на слабых и неудачных.
В концу 1862 года конспиративная организация, которая готовила восстание, насчитывала уже около 20—25 тыс. активных членов. Вооруженное восстание планировалось на весну 1863 года. С лета 1862 года подготовкой к восстанию руководил Центральный национальный комитет, который был создан в октябре 1861 года под началом Ярослава Домбровского. Подготовкой восстания на белорусских и литовских территориях руководил Литовский провинциальный комитет, под началом Константина Калиновского. Революционные подпольные группы создавались по системе троек. Каждый рядовой заговорщик знал только членов своей тройки и десятника, что исключало возможность разгрома всей организации.
Ситуация дошла до того, что Сераковский, закончивший курс Академии Генерального штаба в 1859 г., вместе со своим товарищем по университету, Огрызко, бывшим крупным чиновником министерства финансов в российской столице, стал организовывать польские кружки и вербовал в них не только поляков, но даже и русских. Надо отметить, что в Академии Генерального штаба среди администрации и профессуры польский элемент имел довольно сильные позиции. К примеру, Спасович был преподавателем законоведения и прямо с кафедры учил, что огромное государственное тело Российской Империи не может уже существовать в своей целостности, а должно быть разделено на свои «естественные» составные части, которые создадут союз независимых государств. Среди слушателей Академии Генштаба было значительное число поляков, которые по окончании курса составили кадровую базу для командиров повстанческих банд.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:15
  #6  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

Начало восстания
Поводом к восстанию стал рекрутский набор, объявленный на начало 1863 года. Его инициатором выступил глава администрации в Царстве Польском Александр Велёпольский, который таким образом хотел изолировать опасные элементы и лишить повстанческую организацию её основных кадров. Всего в рекрутские списки внесли около 12 тыс. человек, которых подозревали в принадлежности к революционным организациям.
В декабре 1862 г. в Варшаву на съезд приехали «белые» и «красные» польские революционеры. На этом собрании были назначены руководители восстания: на левом берегу Вислы — Лангевич, на правом — Левандовский и Чапский, в Литве — Сераковский, который приехал из Франции, куда он был командирован на счет военного ведомства с научными целями; в юго-западном крае — Ружицкий (штаб-офицер русской армии). В начале января 1863 года центральный комитет был преобразован во временное народное правительство — народный ржонд. В его первый состав вошли Бобровский (председатель) и Авейде, Майковский, Микошевский и Яновский. В Париж к Людвику Мерославскому послана делегация, которая вручила ему титул диктатора. Мерославский был сыном полковника польских легионов императора Наполеона и адъютанта генерала Даву, с детства впитав вражду к русским. Участвовал в восстании 1830 года и после его поражения скрылся в австрийской Галиции, затем уехал во Францию. В 1845—1846 годы пытался организовать польское восстание в Пруссии, но был арестован и осуждён на смертную казнь. Его спасло восстание 1848 года в Берлине. Он продолжил борьбу в Пруссии и потерпел поражение. Был помилован благодаря вмешательству французских дипломатов. Затем ещё раз воевал против пруссаков, но был разбит и уехал во Францию. Мерославский принимал активное участие и в итальянских делах, командуя интернациональным легионом в армии Гарибальди, руководил польско-итальянской военной школой в Генуе. С началом восстания Мерославский прибыл в Царство Польское.
Революционное правительство разделило Царство Польское по старинному делению на 8 воеводств, которые были разделены на уезды, округа, сотни и десятки. Во французской столице была учреждена комиссия для вербовки офицеров и закупки вооружения, поставки которого ожидались к концу января.
10 (22) января временное народное правительство издало воззвание, в котором призвало поляков поднять оружие. Восстание началось с нападения отдельных отрядов на русские гарнизоны в Плоцке, Кельцах, Лукове, Курове, Ломазы и Россош и др. Нападения были плохо подготовлены, польские отряды были плохо вооружены, действовали разрозненно, поэтому результат их действий был незначителен. Однако повстанцы, а за ними и заграничная пресса заявили о большой победе в борьбе «русскими оккупантами». С другой стороны эти нападения стали ушатом холодной воды для русских властей и привели к пониманию, что уступки только усугубляют ситуацию. Нужны были жесткие меры, чтобы успокоить Царство Польское.
Силы сторон
Русские войска. Первые меры. В Варшавском военном округе было около 90 тысяч человек, и ещё около 3 тысяч в пограничной страже. Пехотные полки состояли из 3 батальонов, по 4 роты в каждом. Кавалерийские дивизии состояли из 2 драгунских, 2 уланских и 2 гусарских полков, по 4 эскадрона в каждом. Расположены войска были исходя из удобства проживания военных, а не возможных боевых действий.
Было немедленно восстановлено военное положение. Царство Польское было разделено на военные отделы: Варшавский (генерал-адъютант Корф), Плоцкий (генерал-лейтенант Семека), Люблинский (генерал-лейтенант Хрущов), Радомский (генерал-лейтенант Ушаков), Калишский (генерал-лейтенант Бруннер). Специально для охраны путей сообщения были учреждены особые отделы: Варшавско-Венской железной дороги, Варшавско-Бромбергский и Варшавско-Петербургский. Начальники военных отделов получили чрезвычайное право судить взятых с оружием в руках повстанцев военно-полевым судом, утверждать и приводить в исполнение смертные приговоры. Были учреждены военно-судные комиссии, назначены военные начальники.
Части получили приказ создать автономные отряды из всех родов войск и стянуться в наиболее важные населённые пункты, занять пути сообщения, выслать подвижные колонны для уничтожения бандформирований. Этот приказ был выполнен к 20 января, но вскоре выяснилось, что он имеет негативные стороны. Без охраны русских войск были оставлены многие уездные города и промышленные центры. В результате в них началась сильная антирусская пропаганда, стали создавать бандформирования, на предприятиях прекратили обычную работу, на некоторых стали производить оружие для повстанцев. Польские шайки получили возможность улучшить свою организацию, вооружение, пользуясь свободой в тех местах, которые оставили русские войска. Русская пограничная стража, не усиленная армейскими частями, в ряде мест не смогла сдержать натиск противника. Польские отряды смогли очистить от пограничников южную, а несколько позже и часть западной границы России. Таким образом, был открыт свободный путь из австрийской Галиции, частично также из Познани. Повстанцы получили возможность получать свежие подкрепления, различную контрабанду, уходить от преследования в Галицию.
Повстанцы. В восстание приняло участие около 25 тыс. участников заговора и несколько тысяч учащихся и городских низов. Активно поддерживало восставших католическое духовенство, пропагандируя идеи освобождения и даже участвуя в схватках. Однако они составляли ничтожный процент от населения Царства, миллионы крестьян предпочли остаться в стороне, с подозрением относясь к «инициативе» дворянства и интеллигенции. Крестьян старались привлечь обещая даровой земельный надел, и насильно заставляя входить в состав бандформирований. Но в целом большинство населения сохранило нейтралитет, интересы шляхетства и польской интеллигенции были далеки от интересов народа, который предпочитал жить в мире, постоянно повышая своё благосостояние.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:16
  #7  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

Вооружение повстанцев было слабым. Пистолеты, револьверы, винтовки были у дворян, представителей богатых слоёв населения. Основная масса была вооружена охотничьими ружьями, переделанными косами, длинными ножами которые изготавливали на местных предприятиях. В Льеже было заказано 76 тыс. ружей, но во время доставки почти половина была перехвачена русскими и австрийскими властями. Да и из оставшейся части, много ружей была захвачено русскими войсками. У восставших было несколько пушек очень низкого качества, которые портились после нескольких выстрелов. Кавалерии была мало, она была плохо вооружена, её в основном применяли для разведки и при внезапных нападениях. Слабость вооружения старались компенсировать тактикой партизан, неожиданными нападениями, чтобы начать бой на близкой дистанции.
Продовольствие, одежду, лошадей, подводы и другое необходимое имущество повстанцы отбирали у населения, что также не добавляло им популярности. Правда, людям выдавались квитанции, но было очевидно, что с имуществом люди расстаются навсегда. Ещё одним шагом, который «порадовал» местное население стал сбор податей за два года в пользу «народного правительства». Также повстанцы занимались вымогательством у состоятельных лиц, грабежом касс и почт. В июне 1863 года с помощью поддерживающих повстанцев чиновников было похищено 3 млн. рублей в Варшаве из главной кассы Царства Польского. В других местностях награбили ещё около 1 млн. рублей.
Общей армии у повстанцев не было. Отдельные бандформирования собирались в различных местностях, где были наиболее благоприятные условиях для их деятельности. Организация каждой банды зависела от знаний и опыта её командира. Но обычно «полевая бригада» состояла из трёх частей: стрелков, косинеров — пехотинцев вооруженных переделанными косами и конницы. Обоз использовали не только для перевозки имущества, но часто и для перевозки пехоты, особенно при отступлении.
Отношение западных держав
Европейские державы отнеслись к польскому восстанию по-разному. Уже 27 января (8 февраля) 1863 года между Пруссией и Российской Империей было заключено соглашение — конвенция Анвельслебена. Договор позволял русским войскам преследовать польских повстанцев на территории Пруссии, а прусским частям на русской территории. Конвенция была подписана в Петербурге российским министром иностранных дел князем А. М. Горчаковым и генерал-адъютантом прусского короля Густавом фон Альвенслебеном. Пруссаки педантично охраняли свою границу, чтобы восстание не распространилось на польские области в составе Пруссии.
Австрийское правительство относилось к русским враждебно и было не прочь использовать это восстание в своих интересах. Венский двор в начале восстания явно не препятствовал полякам в Галиции, которая стала базой повстанцев, и долгое время его подпитывала. Австрийское правительство даже вынашивало идею учредить польское государство с одним из Габсбургов на престоле. Враждебную позицию в отношении России естественно заняли Англия и Франция. Они поддерживали повстанцев ложными обещаниями, давая им надежду на иностранное вмешательство в конфликт, по примеру Крымской кампании. В реальности Лондон и Париж в это время не хотели воевать с Россией, поляков просто использовали в своих целях, подрывая их руками мощь Российской Империи.
Взаимоотношения России и Польши всегда были непростыми. В первую очередь это следствие соседства двух государств, которое на протяжении многих столетий порождало территориальные споры. Вполне естественно, что во время крупных войн Россия всегда оказывалась втянута в пересмотр польско-российских границ. Это коренным образом влияло на социальные, культурные и экономические условия в прилегающих областях, а также на жизненный уклад поляков.
«Тюрьма народов»
«Национальный вопрос» Российской империи вызывал различные, порой полярные мнения. Так, советская историческая наука назвала империю не иначе как «тюрьмой народов», а западные историки считали ее колониальной державой.
А вот у русского публициста Ивана Солоневича мы находим противоположное высказывание: «Ни один народ в России не подвергался такому обращению, какому подвергалась Ирландия времен Кромвеля и времен Гладстона. За очень немногими исключениями все национальности страны были совершенно равны перед законом».
Россия всегда была полиэтническим государством: его расширение постепенно приводило к тому, что и так неоднородный состав русского общества стал разбавляться представителями разных народов. Это касалось и имперской элиты, которая заметно пополнилась выходцами из европейских стран, приезжавших в Россию «на ловлю счастья и чинов».
Для примера, анализ списков «Разряда» конца XVII века показывает, что в боярском корпусе лиц польского и литовского происхождения было 24,3%. Впрочем, «русские иностранцы» в подавляющем большинстве теряли свою национальную идентичность, растворяясь в российском обществе.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:17
  #8  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

«Царство Польское»
Присоединившись по итогам Отечественной войны 1812 года к России «Царство Польское» (с 1887 года — «Привислинский край») имело двоякое положение. С одной стороны, после раздела Речи Посполитой это хоть и было совершенно новое геополитическое образование, но все еще сохраняющее связь в этнокультурном и религиозном планах со своей предшественницей.
А с другой — здесь росло национальное самосознание и пробивались ростки государственности, что не могло не повлиять на взаимоотношения поляков и центральной власти.
После присоединения к Российской империи в «Царстве Польском», несомненно, ожидали перемен. Перемены были, но воспринимались не всегда однозначно. За время вхождения Польши в состав России сменилось пять императоров, и у каждого был свой взгляд на самую западную российскую губернию.
Если Александр I слыл «полонофилом», то Николай I в отношении Польши выстраивал политику куда более трезвую и жесткую. Впрочем, ему не откажешь в стремлении, по выражению самого императора, «быть столь же хорошим поляком, как и хорошим русским».
Российская историография в целом позитивно оценивает итоги столетнего вхождения Польши в состав империи. Возможно, именно взвешенная политика России по отношению к западному соседу помогла создать уникальную ситуацию, при которой Польша, не являясь самостоятельной территорией, на протяжении ста лет сохраняла государственную и национальную идентичность.
Надежды и разочарования
Одной из первых мер, введенных российским правительством, была отмена «кодекса Наполеона» и замена его польским кодексом, который в числе прочих мер наделял крестьян землей и предполагал улучшение финансового положения малоимущих. Польский сейм новый законопроект принял, однако отказался запрещать предоставляющий свободы гражданский брак.
В этом отчетливо обозначились ориентиры поляков на западные ценности. Пример брать было с кого. Так в Великом княжестве Финляндском уже к моменту вхождения Польского царства в состав России было отменено крепостное право. Просвещенная и либеральная Европа была Польше ближе, чем «крестьянская» Россия.
После «александровских свобод» пришло время «николаевской реакции». В Польской губернии почти все делопроизводство переводится на русский язык, или на французский для тех, кто не владел русским. Конфискованные имения жалуются лицам русского происхождения, также русскими замещаются все высшие должностные посты.
Дальше — больше. В 1832 году польский злотый выходит из обращения — его место занимает российский рубль, а привычная для поляков метрическая система переводится на имперскую систему мер.
Николай I в 1835 году посетивший с визитом Варшаву чувствует назревающий в польском обществе протест, а поэтому запрещает депутации выразить верноподданнические чувства, «дабы предохранить их ото лжи».
Тон выступления императора ударяет своей бескомпромиссностью: «Мне нужны деяния, а не слова. Если вы будете упорствовать в своих мечтаниях о национальной обособленности, о независимости Польши и тому подобных фантазиях, вы навлечёте на себя величайшее несчастие… Говорю вам, что при малейшем волнении я прикажу стрелять в город, обращу Варшаву в развалины и, конечно, не отстрою ее».
Польский бунт
Рано или поздно на смену империям приходят государства национального типа. Эта проблема затронула и Польскую губернию, в которой на волне роста национального сознание обретают силу и политические движения, не имеющие себе равных среди других губерний России.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:17
  #9  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

Идея национальной обособленности, вплоть до восстановления Речи Посполитой в ее прежних пределах охватывала все более широкие слои масс. Разгонной силой протеста выступало студенчество, которое поддержали рабочие, солдаты, а также разночинные слои польского общества. Позднее к освободительному движению примкнула часть помещиков и дворян.
Основные пункты требований, предъявляемых повстанцами, это аграрные реформы, демократизация общества и в конечном итоге независимость Польши.
Но для российского государства это был опасный вызов. На польские восстания 1830-1831 и 1863-1864 годов российское правительство отвечает резко и жестко. Подавление бунтов оказалось кровопролитным, однако чрезмерной жесткости, о которой писали советские историки, не было. Бунтовщиков предпочитали отсылать в отдаленные российские губернии.
Восстания вынудили правительство принять ряд контрмер. В 1832 году был ликвидирован польский сейм и расформирована польская армия. В 1864 году были введены ограничения на использование польского языка и передвижение мужского населения. В меньшей степени итоги восстаний коснулись местной бюрократии, хотя среди революционеров были дети крупных чиновников. Период после 1864 года отмечен усилением в польском обществе «русофобии».
От недовольства к выгодам
Польша, несмотря на ограничения и ущемления свобод, получала определенные выгоды от принадлежности к империи. Так, при правлении Александра II и Александра III поляки стали чаще назначаться на руководящие должности. В некоторых уездах их число достигало 80%. Поляки имели возможность продвижения по государственной службе отнюдь не меньше чем русские.
Еще больше привилегий давалось польским аристократам, которые автоматически получали высокие чины. Многие из них курировали банковскую сферу. Для польской знати были доступны доходные места в Петербурге и Москве, также они имели возможность открыть свое дело.
Нужно отметить, что в целом Польская губерния имела больше привилегий, чем другие регионы империи. Так, в 1907 году на заседании Государственной Думы 3-го созыва было озвучено, что в различных российских губерниях налогообложение доходит до 1,26%, а в крупнейших промышленных центрах Польши — Варшаве и Лодзи оно не превышает 1,04%.
Интересно, что Привислинский край на каждый отдаваемый в государственную казну рубль получал обратно в виде дотаций 1 рубль 14 копеек. Для сравнения Среднечерноземный край получал всего 74 копейки.
Немало правительство тратило в Польской губернии на образование — от 51 до 57 копеек на человека, а, к примеру, в Центральной России эта сумма не превышала 10 копеек. Благодаря такой политике, с 1861 по 1897 год количество грамотных в Польше увеличилось в 4 раза, достигнув отметки 35%, хотя в остальной России эта цифра колебалась в районе 19%.
В конце XIX столетия Россия вступила на путь индустриализации, подкрепленной солидными западными инвестициями. Дивиденды от этого имели и польские чиновники, участвуя в железнодорожных перевозках между Россией и Германией. Как следствие — появление огромного количества банков в крупных польских городах.
Трагичный для России 1917 год завершил историю «русской Польши», дав полякам возможность становления собственной государственности. То, что обещал Николай II — свершилось. Польша обрела свободу, однако столь желаемой императором унии с Россией так и не получилось.
Дороги Польши, её каналы, мосты, города, её храмы и крепости ремонтировались за счет России. Вплоть до 1821 года доходов Царства не хватало для покрытия бюджетных расходов; и опять-таки именно Россия постоянно пополняла бюджет. От своей части (100 млн франков) контрибуции, наложенной участниками антинаполеоновской коалиции на Францию в 1815 году, Александр I красиво и благородно отказался, в то время когда, по словам другого декабриста М.И. Муравьева-Апостола, «огромная полоса России… еще представляла одни развалины от нашествия врагов». Доля русских в населении Польши за всю историю ее пребывания в составе империи не достигла и 3%.
Ответить с цитированием
  

Старый 14.10.2018, 22:18
  #10  
Рибофлорин Рибофлорин вне форума
Junior Member
 
Регистрация: 14.10.2018
Сообщений: 26
По умолчанию

Российская империя до конца XIX века не только не являлась русским национальным государством, но даже не позиционировала себя таковым. Недаром министр финансов в 1823—1844 годах Е.Ф. Канкрин на полном серьезе предлагал переименовать Россию в Романовию или в Петровию (в честь Петра I). Зато под ее обширным и внешне нерушимым куполом весьма успешно расцветали или зарождались многочисленные нерусские национальные проекты — польский, финский, украинский, прибалтийские, закавказские. И как ни парадоксально, этому процессу — пусть и бессознательно — весьма способствовало само самодержавие своей весьма своеобразной национальной политикой. Типичная схема последней выглядит так. Для того чтобы привязать к себе новоприсоединенную территорию, империя предоставляла ей максимум льгот, в первую очередь — автономию, конституируя тем самым особое положение того или иного народа и гарантируя его права. Естественно, национальное самосознание этих народов росло как на дрожжах, когда же этот рост начинал пугать власти предержащие, следовали репрессии, которые уже не могли его остановить, а только отрицательным образом укрепляли, объединяя народ в борьбе с притеснениями. Так, пообещав украинцам льгот, при присоединении Украины к России, что с украинцев не будут взиматься налоги, спустя время последовавшее нарушение этого обещания со стороны правителей России повлекло бунт гетмана Мазепы, которое в русской истории получило название «предательство Мазепы». Во всем этом видно полное непонимание Петербургом сущности и механизмов нациестроительства. Но, с другой стороны, возможна ли была русификация империи, для которой «русское неравноправие составляло фундаментальную предпосылку существования и развития» (Т.Д. Соловей, В.Д. Соловей)? Или поставим вопрос по-другому: а имелись ли достаточные ресурсы для слияния нерусских народов «с господствующей народностью посредством водворения среди них языка, гражданской цивилизации и учреждений господствующего племени» (М.И. Венюков)


ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Такая политика Российской империи сказалась на здоровье русских.
Продолжительность жизни в конце 19-го века, среди некоторых народов Российской Империи.
По расчетам Б.Н. Миронова, к концу XIX века средняя продолжительность жизни у:
русских — 28,7 лет
украинцев — 38,1 лет
белорусов — 36,2 года
немцев — 45 лет
латышей — 45 лет
финнов — 44,3 года
эстонцев — 43,1 года
литовцев — 41,8 год
поляков — 41 год
евреев — 39 лет
молдаван — 40,5 лет
башкир — 37,3 лет
татар — 34,9 года
чувашей — 31 лет
и ниже средней продолжительности жизни для 14 народов Российской Империи (32,4).
Ответить с цитированием
  
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 15:48. Часовой пояс GMT.

Форум Москвы. Московский форум.
Powered by vBulletin® Version 3.8.6 Copyright ©2000 - 2011, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot